ПорталО МосквеПолезные телефоныКартыРадиоБиблиотекаО проектеСправочник Москвича
 
Полезное
 

Возвращение Оборотня

Организации
 
Архив
2012 2013 2014 2015 2016 2017




 

 

Возвращение Оборотня


(из цикла о Daara'Naira - Новой Расе)

...Толстая водяная крыса вынырнула из зарослей камыша с бьющейся серебристой рыбой в зубах. Неторопливо съела на берегу добычу, оставив после себя следы на мокрой вязкой глине - мелкие отпечатки лап и кучу тускло отблескивающей сталью чешуи в багряных пятнах крови. Немного поразмыслив, крыса неторопливо, вперевалку потрусила обратно в заросли. Грязно-бурый осенний камыш мягко сомкнулся за спинкой смешного усатого зверька.

Из камыша вспорхнула крупная черная птица, похожая на ворона. Она трижды облетела заводь, басовито вскаркивая и хлопая сильными черными крыльями. Потом птица устремилась высоко в небо, словно поставив себе целью долететь до самого солнца - тусклого мелкого осеннего солнца. Только самый острый глаз мог бы заметить, что далеко в зените птица перестала набирать высоту и полетела прямо на юг.

Далеко на юге стоял мрачный и темный замок, с обомшелыми стенами и узкими щелями бойниц на высоких мощных башнях. Дорога к нему давно заросла травой и едва угадывалась среди неровностей поля, по которому шла. Двор был засыпан всевозможным хламом, которым может оставить после себя только прогремевшее когда-то сражение - обломки оружия и доспехов, тряпки, остатки штурмовых орудий, обломки камней, составлявших стены.

Птица облетела замок, сокрушенно каркая и временами пикируя вниз, словно желая разглядеть что-то получше. Ворон опустился вниз, во двор и уселся на торчащий из кучи мусора обломок железного прута. Почистил клюв, потом поправил перья на крыльях с сосредоточенностью ювелира, реставрирующего антикварную редкость. И, неожиданно вспорхнув, устремился в одну из бойниц...




Замок был пуст и заброшен уже долгие годы. Повсюду царило запустение, но, вопреки моим ожиданиям, следов грабежа не было видно. Все стояло на своих местах - так, как оно стояло лет... Сколько же лет назад? Двадцать? Сорок? Только нетронутая многие годы пыль разбивала иллюзию того, что не было этих долгих лет. По углам копошились пауки, ловя в свои сети толстых осенних мух. Прямо у меня над головой притаилась ящерка-хамелеон, нервно поводя длинным раздвоенным языком и наблюдая за непрошеным гостем.

Я прошел знакомым коридором, поднялся вверх по лестнице. В комнате на самом верху башни все было по-прежнему - тяжелые старые кресла, угрюмые силуэты шкафов по стенам. Черные портьеры, плотно закрывавшие и без того узенькое окно, прикрытое решеткой. Вот только подставка из горного хрусталя была пуста и сиротливо поблескивала гранями сквозь серую тяжелую пыль. Когда-то в ней покоился огненно-алый пульсирующий сгусток света - камень Крови. Мой главный инструмент и талисман.

Что-то робко коснулось плеча моего къерт - второго, магического тела. Я обернулся, привычно уходя в оборонную тень. Но это был всего-навсего один из мелких духов, когда-то служивших мне. Нечто среднее между домовым и сторожевой собакой. Я похлопал его по шее - не обычной рукой, конечно, рукой къерт. Домовенок расплылся тонким слоем серебристого тумана, и что-то защебетал - неразборчиво, да и не мог он сказать ничего интересного. Я приказал ему позвать товарищей, которые еще остались, и привести замок в полный порядок - как к какому-нибудь званому пиру. Дух тут же деловито съежился и поплыл куда-то через стену.

А пока они будут работать... стоило позаботиться об обеде. Я обернулся в крысу - очень большую крысу, если быть точным. Не люблю, когда меня пытаются попробовать на зуб истинные звери. А их тут, судя по всему, было немало...

Через три дня замок был вычищен и вылизан, все, что можно - отремонтировано; для более серьезных работ мне пришлось вытащить еще парочку мелких демонов. Они починили ворота, укрепили стену замка добытым откуда-то из глубин своего царства камнем и были посажены охранять свежеустановленные ворота. В одном из миров, в котором мне довелось побывать на пути домой, была такая симпатичная идея - демоны-привратники. Ее автор определенно заслуживал приглашения ко мне в гости.

И только я начал разбирать манускрипты, переполнявшие шкафы - за время отсутствия я поднабрался опыта и теперь знал, чего на самом деле стоят многие из этих трудов - как ко мне явился гость. А вернее, гостья. Она неслышно поднялась по ступеням в мой кабинет, слишком легко для такой хрупкой леди открыла тяжелую дубовую дверь и выжидающе замерла на пороге. Тень от масляной лампы странно искажала ее прекрасное лицо - она казалась испуганной... робкой. Это было совсем не похоже на истинную леди Мейт. Она была одета по своему обыкновению - в черное платье с узким лифом и узкой длинной юбкой с высоким разрезом, показывавшим стройные ноги. Вырез на лифе был более чем достаточен для того, чтобы оценить и эту часть ее тела.

Когда наши взгляды встретились, она подняла руку, словно желая отгородиться от меня, но потом рука метнулась к пряди темно-гранатовых волос, поправляя ее без нужды. Зеленые глаза ее сейчас казались почти черными. Она стояла, неловко оперевшись плечом на створку двери и очень походила на потерявшуюся кошку. Что было совершенно несвойственно для Мейт - она всегда была королевой, и в своем замке, принимая князей и принцев, и мокрая по самые очаровательные острые ушки, ловя со мной рыбу под теплым летним дождем.

- Приветствую тебя, Мейт. Леди Мейт.

- Ты вернулся, Оборотень!

- Раньше ты не называла меня так, Мейт.

- Раньше было многое, чему уже не быть...

- Да, Мейт. Раньше было многое... До того, как ты умерла.

- Оборотень!..

- Да, леди?

- Я не умерла. Я просто была без сознания. Меня нашли потом... вылечили. Смотри!

И она ловко расстегнула брошь, держащую платье на плече, обнажая прелестную грудь - и шрам под ней. Шрам едва ли с мизинец Мейт - но находился он прямо над сердцем. Этот шрам оставил мой кинжал - когда гордая леди Мейт предпочла смерть от моей руки сдаче в плен. Только я хорошо знал, что удар был смертельным.

- Неужели, леди? Ну что ж, изгнанник рад приветствовать вас в своем скромном убежище.

С этими словами я выбросил в направлении женщины тонкую сеть, сплетенную из магического волокна. Сеть окутала ее с головы до ног - женщина издала отчаянный вопль и упала на пол. Лицо ее судорожно дергалось, а черты его словно бы плавились в невидимом тигле. Я не стал разбираться, кто же там был, схватив неизвестного гостя в охапку и перекидывая в одну из комнат глубоко в подвале. Ту, в которой я иногда допрашивал пленных. Сам я нырнул следом... едва не попав в собственную ловушку для непрошеных любителей ходить сквозь стены. Ловушка, которой я едва избежал, полоснула мне по щеке раскаленным металлом. Доброты мне это не прибавило, и я сладострастно представил, как сейчас применю к этому существу, осмелившемуся принять облик моей леди, все изученные за годы странствий методы допроса.

Первым делом я приковал гостью к скамье, на которую она упала. Снял сеть - с цепью, выкованной демонами мне не стоило опасаться побега, даже если магическая сила существа была больше моей. Потом зажег немного света и внимательно рассмотрел то, что мне попалось. Это был очаровательный молодой мальчик... не менее очаровательный, да простит мне Мейт подобное кощунство, чем та, чей облик он принял. Я сорвал с него дурацкую женскую одежду - при этом он зажмурился и отшатнулся, подумав, видимо, что я собираюсь его бить. Н-да, вздохнул я, хоть бы предупредили ребенка, что Оборотень из Тьеррина никогда никого своими руками не бьет.

Мальчик был высокий, стройный, темноволосый и зеленоглазый - словно родной брат Мейт. У него были такие же тонкие черты лица, точеный профиль и капризный чувственный рот, ярко выделявшийся на бледной коже. Такие же острые изящные ушки и слишком крупные для нашей расы зубы. Странно, подумал я. Были ли у Мейт братья, я не знал. Но сходство было просто сказочным, и я решил помедлить с калечащей частью допроса.

- Кто ты такой, парень? Отвечай мне быстро и четко. И, главное, не вздумай врать.

Мальчик молчал, закусив пухлую губу своими ровными зубами. Вообще, он был чертовски привлекателен, и все время сбивал меня с сурового и мрачного настроения, с которым надлежит вести допрос. Он стоял, вытянувшись в струну и прижимая узкие ладони к ямке у основания шеи, словно боясь, что я прямо сейчас начну отрывать ему голову.

- Сядь! - кивнул я на лавку, возле которой он стоял. Мальчик сел - довольно странным образом, поджав колени к подбородку и обхватив их руками. Слишком уж непринужденно сел, подумал я, и, резко шагнув к нему, отвесил ему оплеуху. Не рукой, конечно - къерт. Паренек вздрогнул и отшатнулся, но позы не изменил. Я для острастки еще надавал ему по физиономии - но скорее для того, чтобы испугать, не особо больно.

- Как тебя зовут?

- А`haenn tha dithvve!

Вот тут я ударил его со всей силы. Не хватало еще, чтобы меня посылали подобным образом в собственном доме какие-то наглые мальчишки. И тут же пожалел - под глазом моментально налился багровый синяк. Мордочка мальчишки стала несколько менее симпатичной. Я приподнял его за шею, хорошенько встряхнул в воздухе, стиснул горло до того, что он начал явно задыхаться и швырнул в стену. Надеюсь, это выглядело эффектно... особенно учитывая, что я давно сидел в кресле на другой стороне комнаты.

- Итак. Система такая. Мой вопрос - тут же твой ответ. Иначе...

Я подвесил у него над головой раскаленную добела болванку металла.

- Иначе эта вещь будет падать на тебя.

Мальчик покосился на железку и на глазах у него выступили слезы. Я похвалил себя за умение вычислять в людях их наибольший страх. Этот вот боялся огня и вообще всего горячего.

- Имя?

- Мейтин.

- Род?

- Синие Орлы.

Я опешил. По всему получалось, что этот мальчишка - брат Мейт. Родной или двоюродный, ни в коем случае не более дальнее родство.

- Имя отца?

- Мейран из Ллъэрина.

Так и есть... родной брат. Как говорилось в одной из книг одного из миров, в которых я побывал на пути домой - «чем дальше, тем любопытственнее».

- Кто тебя послал сюда?

- Илхан.

О-па... Этот старый колдун все еще никак не успокоится. Тогда он пытался убить меня, но вместо этого выкинул меня через магический континуум за тысячу миров отсюда. Теперь он опять пытается ставить мне палки в колеса. Старая перечница не учел только одного. Я не только выжил в чуждых мирах... я не только нашел дорогу домой. Я еще и набрался силы и знаний во многих мирах, где магия столь же привычна, как у нас владение мечом. Столько силы и столько знаний, что теперь он для меня - забава, не более.

- И чего же он хотел добиться, посылая тебя ко мне?

Мальчик замолчал и насупился. Я тут же разжал руку къерт - и брусок металла устремился вниз. Увы, мимо... но достаточно близко для того, чтобы мальчик душераздирающе завопил. И ушераздирающе тоже, надо добавить.

- Итак. Чего он хотел добиться?

- Он хотел проверить вас, милорд. Вашу силу. Узнать намерения. Если получится - выманить из замка. Там он будет ждать с учениками.

- Ты - тоже ученик?

- Да.

- И что же он собирается сделать со мной там, где будет ждать?

- Простите, милорд... убить. Или отправить обратно. Простите...

- Камень Крови у него?

- Нет, милорд.

- А где же?

- Он уничтожил его... наверное...

- А точнее?

- Говорили всякое... что он не смог его уничтожить... и куда-то отправил... в иные миры...

- A`haenn tha ditthve a`naennha ditthavein! Henn`ah jattyr a`haenn! Ash`nazg durbatuluk! Fucking shit! Schweine Hunde!

Этот старый козел еще и забросил мой талисман невесть куда.

Вторую часть монолога мальчик явно не понял, но покраснел и от первой. Несмотря на то, что сейчас ему должно было бы быть не до высот моей словесности. Хороший, воспитанный добрым старичком-чародеем приличный мальчик... Едва не всхлипнув от умиления, я дал ему по шее. Просто так.

Собственно, это было все, что я хотел от него узнать. То есть, оставался еще миллион тем для долгих вечерних бесед - начиная от истории этого мира, заканчивая модами на дамские воротнички в замке князя Всех Дорог. Но для этого уже не нужна была допросная комната - самое главное я уже знал. Поэтому я разомкнул большую цепь. Но браслет на запястье пленника оставил, замкнув тонкую цепочку у себя на поясе.

Потом я схватил мальчишку в охапку - это было чертовски приятно, надо заметить, и отнес его в одну из комнат замка. Ту, где окно выходило на восток.

- Где сейчас Илхан?

- В монастыре Тхи.

- Отлично, мой мальчик. Сейчас я покажу тебе забавное представление.

Я наскоро начертил на полу символ, встал в его центре и поставил паренька перед собой. Он был несколько выше меня, зато намного уже в плечах, поэтому смотреть он мне не особенно мешал. Одну руку я положил ему на бедро, как бы держа его, другой рисовал в воздухе контуры зеркала. Зеркало вышло кривоватое, зато довольно ясное. Я увидел там себя и решил рассмотреть, не торопясь, пока магические нити искали того, кого я вызывал.

Ну, ничего нового. Мужчина среднего неопределенного возраста. Рост средний, очень широкие плечи, но узкие бедра. Черная свободная одежда. Лицо тоже вполне знакомое - грубоватое, загорелое и чрезвычайно самоуверенное. Глаза темно-голубые, волосы светлые, сильно выгоревшие, до плеч. Уши, как и подобает человеку, острые... правда, далеко не такие изящные, как у Мейтина. В общем, Оборотень из Тьеррина, каким он когда-то покинул этот замок. Не по своей воле покинул, надо заметить.

В зеркале показался уголок монастырского сада и перепуганный Илхан в окружении нескольких юношей всякого вида. Завидев в зеркале - а перед ним сейчас растянулась такая же голубоватая поверхность, как передо мной - меня и своего ученика Мейтина, он вскочил, отбросив всякую солидность, и направив в зеркало жезл. Искры света, которые сорвались с его кончика, я поймал ладонью и пустил летать в виде обруча вокруг головы Мейтина. Это было редкостное издевательство с моей стороны - раньше от такого «привета» я вынужден был ставить очень серьезные защиты.

- Илхан, старый дурак! Я вернулся. И твой щенок у меня.

- Будь ты проклят, Оборотень...

Голос старика сорвался, но отчего-то мне не было его жалко.

- Илхан, когда-то ты отправил меня на очень веселую прогулку. Теперь твоя очередь. Я мог бы убить тебя, старая пародия на мага, - с этими словами я приподнял его над землей и хорошенько встряхнул, - но я слишком благодарен тебе за эту прогулку. Я многому научился. А теперь твой черед.

- Что ты собираешься делать, проклятый оборотень?!

Дед выглядел довольно грозно даже вися в воздухе, подвешенный за шиворот на невидимый крюк.

- Отправить тебя в один теплый уютный мир. Тебе там понравится, старый ты дурак. На этот раз я говорю серьезно. Это славный мир, и хорошо бы тебе остаться там навсегда.

Я разметал в стороны учеников, закрутил вокруг старика радужную воронку перемещения, нащупал тропу и мягко отправил радужный вихрь виться вдоль тонкой серебристой нити пути. Через несколько минут я не видел его даже зрением къерт. Бедные полурослики, подумал я... или бедные гоблины... Мир, в который я его закинул, был и теплым и интересным. Вот только последние ворота оттуда взорвались, когда я проходил через них. Увы... такой приятный был мир.

Я закрыл зеркало, смахнул часть грифельных линий на полу, размыкая канал. Отпустил - неохотно, скажу прямо - мальчика от себя. Первое дело было сделано. Самое пустячное дело, надо сказать. Теперь оставалось найти мой камешек. А это уже была задача потруднее - путь по тысяче миров, в поисках тонкого следа излучений, которые оставляет камень. Я решил, что сначала немного отдохну. Месяц или два... Поволочусь за дамами, устрою парочку дуэлей, выиграю хотя бы пяток турниров - в общем, развлекусь тихо и скромно, не пышнее, чем любой другой владелец замка на Всех Дорогах. А потом - в путь!

Мальчик стоял у окна, вглядываясь в силуэт гор на горизонте. Поза его была на удивление свободной, я даже удивился такой раскованности. Точная копия Мейт. Он зябко переступал с ноги на ногу - только сейчас я вспомнил, что оставил его безо всякой одежды. Пошарив по кладовым, я нашел пару вещей по размеру ему, и швырнул на подоконник.

- Оденься!

- Благодарю, милорд... - рассеянно отозвался он.

Мейтин взял верхнюю вещь - это была рубашка, темно-фиолетовая с золотой оторочкой по воротнику. Наверное, уже чертовски старомодная она, эта рубашка. Мальчик вольно потянулся, всовывая руки в рукава, отведя руки назад, свел вместе островатые лопатки, еще раз потянулся и поправил крупно вьющиеся волосы.

- А впрочем, не надо, Мейтин...

- Милорд?

- Не надо одеваться.

Он удивленно и чуточку весело взглянул на меня. Потом сделал шаг навстречу... совсем крохотный шаг, но он все-таки был.

Его кожа пахла корицей и яблоками...



- - - Наверх - - -


Добавить комментарий

Имя

E-mail

Комментарий

Контрольный вопрос:
Сколько будет: 17+2-4




Этот и прочие литературные материалы публикуются с ведома и по согласию авторов. Не нарушайте пожалуйста авторских прав, лучше напишите автору письмо.

© Нина Новакович
© Дмитрий Ледяев, 1999-2000
ПорталО МосквеПолезные телефоныКартыРадиоБиблиотекаО проектеСправочник Москвича