ПорталО МосквеПолезные телефоныКартыРадиоБиблиотекаО проектеСправочник Москвича
 
Полезное
 

Вирус 666

Организации
 
Архив
2012 2013 2014 2015 2016 2017




 

 

Вирус 666


Когда-то давно я услышал хорошее изречение: «Если человек говорит, что все знает - значит, он ничего не знает, если он говорит, что ничего не знает - значит, немного разбирается в предмете, а если говорит, что знает чуть-чуть, то он знает очень много». Это было очень верное замечание, согласно ему я немного разбирался в компьютерах, потому что всегда говорил «я ничего не знаю».

Я и на самом деле почти ничего не знал. Я мог написать программу, умел восстанавливать практически любые данные, знал, хотя и не всегда, как узнать какой-то пароль. Но у меня никогда не получалось ничего объяснить.

Мои знания и таланты приносили мне заработок, не давали скучать. Но меня угнетал один вопрос : почему все это работает? Я мог это объяснить, но понять - нет. Почему самолет летает? Про подъемную силу знает любой ребенок, это мне не надо рассказывать. Я хочу знать - почему несколько тонн сплавов отрываются от земли.



Я сидел в темной комнате, уставившись в монитор. Программа не желала работать. Лет десять назад я уже давно швырнул бы клавиатуру об стенку и ли разбил бы монитор, но за эти десять лет я научился терпению. Уже почти сутки неотрывного сидения перед монитором - а я даже не раздражен. Сижу спокойно, в сотый раз пересматриваю написанное, ищу ошибку.

Чем дольше я вчитывался в программу, тем яснее понимал, что никакой ошибки нет. Все было написано идеально, так, как я люблю - коротко и грамотно. Никаких лишних деталей. Завтра презентация, а я так и не понял, почему все работает не так, как задумано.



А, черт с ней. В конце концов глюк не так уж и заметен. Всего лишь строчка символов внизу экрана при запуске программы. Может, вообще никто не обратит внимания. И я, решив больше не мучаться, включил любимый Тетрис, допотопную игрушку, которая была нарисована еще в псевдографике. На современных компьютерах она не шла, но на своем я все-таки сумел ее запустить и теперь наслаждался, укладывая ряды фигурок.



Мои родители умерли пять лет назад в автокатастрофе. Я долго, почти год, сильно переживал, не желая смириться с их смертью. А потом вдруг со страхом осознал, что мне нравится одиночество, нравится покой, когда ночами никто не заглядывает в комнату, сотый раз напоминая «пора спать, сынок, выключай компьютер». Да, несмотря на то, что я уже давно сам зарабатывал себе на жизнь, что успел развестись, отрастил усы и пробовал растить бороду, родители считали меня маленьким и беспомощным. Я их, конечно, понимал, но все равно раздражался.

И, внезапно поняв, что я один, пережив испуг, я обрадовался. Назло распространенному мнению о холостяках я отремонтировал квартиру и навел там уют, бросил курить и частично пить. И в один прекрасный день нашел друга. Это был щенок овчарки, мне отдал его сосед, который неожиданно решил сменить страну обитания. Щенок вырос и стал умнейшим псом из всех, которых я видел. Дело даже не в том, что он знал невероятное число команд, дело было в том, что он понимал то, что я ему говорил.

Естественно, у меня были и двуногие друзья. Половина из них - мои собратья по профессии, программисты, все остальные жили в другом мире - мире без компьютеров. Но мне было интересно и с ними.

После неудачной и скучной семейной жизни я вовсе не был против жениться повторно, но пока не торопился с выбором. Я хотел еще немного пожить в одиночестве.



Утро. В голову топором врезается будильник. Ночной образ жизни еще никому шел на пользу, если утром надо рано вставать. Но я встаю и даже мужественно делаю зарядку. Потом пью кофе и еду на работу. Сегодня ответственный день - презентация.



Уф! Вроде все прошло гладко. Клиент доволен, работа оплачена, можно и погулять. По дороге домой я заехал в магазин и купил текилы. Позову друзей, отметим радостное событие.



Утро. Опять топор разрубает мою несчастную голову. На этот раз телефон, стоящий прямо возле уха.

- Алло! - хриплю я.

- Слушай, Игорь, - взволнованно говорит шеф, - нам надо срочно поговорить, приезжай в офис чем быстрее, тем лучше.

Я бросил взгляд на часы. Шесть утра. Шеф сошел с ума. Он прекрасно знает, что утром вместо меня по телефону всегда отвечает полный придурок, от которого нельзя добиться даже ответа на вопрос «сколько будет дважды два». Полностью становлюсь собой я только ближе к вечеру. А ночью достигаю пика работоспособности и гениальности.

- Хорошо, - отвечаю я, - сейчас приеду.



Через час я был в офисе и выслушивал фантастические бредни, которыми меня угощал мой непосредственный начальник. Я мучительно пытался делать вид, что слушаю внимательно, но все равно глаза слипались, а в ушах была вата. Наконец шеф заметил, что я не слушаю и позвал секретаршу.

- Сделай нам кофейку, Людочка, да покрепче.

Первое умное решение с утра. Пока Люда готовила кофе, он молчал, и я, полузаснув в мягком кожаном кресле, успел даже увидеть какой-то короткий сон.

- Гарик! Просыпайся, кофе пить будем! - шеф потряс меня за плечо.



Третья чашка кофе сделала свое дело - я проснулся настолько, чтобы понять, о чем мне пытается сказать шеф. А, поняв, пришел в ужас. Написанная мной программа, возможно, несет в себе нечто нехорошее. Вчера умер пользователь из той конторы, где ее установили. Скорая установила причину смерти - разрыв сердца во время работы с компьютером.

Зазвонил телефон. Шеф внимательно выслушал и его лицо тотчас приобрело зеленоватый оттенок. Он положил трубку и сказал:

- Игорь, умерло еще трое человек. На этот раз установлено, что они умерли от страха, после того, как поработали с твоей программой и выключили компьютер. Генеральный директор фирмы хочет, чтобы ты приехал.

Мне показалось, что это все неудачная и глупая первоапрельская шутка, хотя было лето. Я вдруг вспомнил строчку при запуске - недоделку, которую не смог исправить.

- Но почему люди продолжали работать с программой?

- Потому что не было приказа об отмене работы с ней, - ответил шеф.

И мы поехали на место катастрофы.



Одновременно с нами приехала скорая - забрать трупы. Шеф сказал что-то врачам и позвал меня. На одном из трупов сдвинули простыню, закрывавшую лицо и мне стало нехорошо. Выражения ТАКОГО ужаса на лице человека я еще не видел. Это была женщина, немолодая, но, видимо, бывшая симпатичной. Ужал перечеркнул все, что было человеческого в ее лице.

Шеф резко отвернулся. Было странно смотреть, как пятидесятилетнего представительного мужчину рвет прямо на собственную машину. Женщину унесли, и мы вошли в комнату, где умерла первая из жертв программы.



Еще не веря в случившееся, я включил компьютер. Если этих людей убило то, что сидит в программе, то почему это нечто не убило меня, ведь я после отладки многократно ее испытывал?

И кстати, как меня будут судить? Наше законодательство не предусматривает наказания за убийство посредством компьютера, если только этим компьютером не разбить кому-нибудь голову. Просто нереально. Программа-убийца, а я ее непосредственный и ничего не подозревающий творец.

Я включил компьютер, сделав над собой усилие. Умирать не хотелось. И в тоже время нереальность происходящего рождала мысль, что это все только сон, вот сейчас меня снова оглушит будильник и Билли принесет поводок - гулять.

Буковки снова проплыли внизу экрана. Программа работала отлично. Я не понимал, что мне надо делать. Полазил по меню, закрыл-открыл, посмотрел, какие данные уже внесены в базу данных. Полная ерунда - со мной ничего не происходило. Вдруг я вспомнил, что люди умерли ПОСЛЕ того, как выключили компьютер. Мне резко расхотелось его выключать.

Но я все-таки его выключил. И меня охватил животный страх непонятно перед чем. Ужас проник в меня и раздирал меня изнутри. В мозгу вспыхнули те непонятные строчки, грозный смысл которых я осознал только теперь. Я понял, в чем была моя ошибка, но было уже поздно. Я дернулся в последней отчаянной судороге и умер.



- Игорь! Игорь! Нет! - шеф ворвался в комнату и увидел лицо своего программиста. Внезапно он схватился за сердце и осел на пол. Любопытствующие сотрудники, которым было запрещено включать компьютеры и толпящиеся у двери, подхватили его и вызвали скорую.



Директор компании, потерявший за два дня четырех сотрудников и увидевший, как та же смерть настигла их убийцу, видевший, как увозят в больницу с инфарктом непосредственного начальника создателя программы-убийцы, сидел в своей квартире и тоже был близок к инфаркту. После этих страшных событий сотрудники отказались продолжить работу, пока полностью не заменят компьютеры. Он не был против и выделил средства из резервного фонда. Несколько женщин отказались работать за компьютером совсем. Одна из них уволилась, вторая легла в больницу. Телефон разрывается от звонков, а офис осаждают журналисты. Дело дошло до министерства по чрезвычайным ситуациям, которое выделило - подумать только - специальную комиссию для расследования причин смерти сотрудников. Комиссия роется в бумагах, донимает всех расспросами, но к компьютерам не подходит ближе чем на десять шагов, видимо, считая, что они могут убивать и в выключенном состоянии. К нему уже тихонько подходили с предложением закрыть это гиблое дело под благовидным предлогом. Ну что там какие-то несколько сотен тысяч долларов, когда альтернативой может быть суд. Он заплатил, втайне желая всем членам комиссии подавиться этими долларами.

Лучше бы этот программист остался жив, отрешенно думал директор, тогда его бы посадили, и статью бы нашли. Проклятье, клиенты звонят и мягко намекают, что, мол, так и так, мы, разумеется, вас уважаем, но дальше сотрудничать мы не можем. Все это, разумеется, под благовидным предлогом. Жена, несмотря на рев сынишки, вынесла на помойку и компьютер и даже видеоприставку. Решила не рисковать.

Газеты подняли такую шумиху, что разорились почти все мелкие компьютерные фирмы. Остались только крупные и те, которые, кроме компьютеров, торговали еще чем-то. Разорились торговцы СД-дисками, потому что во многих газетах говорилось, что программа - уже названная «вирусом 666» - может находиться на любом из диском, распространяется через Интернет и может заражать другие программы . Некоторые издания даже успели посетить морг и украсили свои репортажи красочными фотографиями оскаленных трупов. После таких статей не помогут никакие опровержения - страх вырабатывает у людей отменные условные рефлексы.

Бухгалтерию снова стали вести вручную. Отвыкшие бухгалтера стонали, но включать компьютер боялись. Один за другим разорялись интернетовские провайдеры. Те, кто не разорился, брали за доступ копейки, терпели убытки, но пока не сдавались. Остановились торги на биржах. Экономике грозил крах.



Директор завороженно смотрел на свой ноутбук, который жена по недосмотру не выкинула.



Правда, были люди, которые не боялись. Именно они раскупили по бросовым ценам диски и комплектующие у выживших фирм. В основном это были те, кто являлся членом некоммерческих компьютерных сетей и не мог жить без компьютера. Многие желали достать программу-убийцу, чтобы посмотреть, каким образом она работает. И кто-то из них ее достал, найдя один из выброшенных и по преступной халатности не испорченных жестких дисков. Его смерть занимала первые полосы газет две недели и о программе узнали все те, кто пропустил информацию в первый раз.

По сети Интернет слухи поползли за границу. Иностранцы, еще более боязливые пользователи, обрушили свою экономику стремительно и даже более талантливо, чем русские. Первой пострадала Франция, за ней страны Бенилюкс и Италия. Потом все остальные. Дольше всех держалась Германия за счет железной дисциплины. Смертельно напуганные немцы до последнего подчинялись начальству, но после первого случая смерти рухнула и Германия.

Американцы, вся жизнь которых была связана с компьютерами, пришли в панику и у них повторилась Великая Депрессия 30х годов. Резко возросло число самоубийств, люди сходили с ума.

Не пострадали совершенно страны Африки, Восточной Европы и бывшего СССР, которым было не до компьютеров и не до вирусов, и к тому же нечего было обрушивать.



Директор включил ноутбук. Он не боялся смерти, потому что давно устал от жизни. И когда выбрасывали дорогостоящие компьютеры фирмы общей суммой - подумать страшно - под сотню тысяч долларов, он переписал программу себе на ноутбук, повинуясь какому-то извращенному любопытству.

И вот теперь, когда весь мир трясся только при мысли о программе, он решил испытать ее на себе. Он, не раздумывая, запустил программу и уставился на строчки.

DFvg 6641///. . . f64//4. . . f65//. . .

Дальше он просто не разобрал. Он прислушивался к своим ощущениям, но вскоре был жестоко разочарован - с ним ровным счетом НИЧЕГО не происходило. Он облегченно вздохнул и запустил какую-то игрушку.



Пришедшая с биржи труда жена нашла его в кресле с выключенным ноутбуком в руках. На его лице застыл страшный оскал, открытые глаза уставились в никуда.



Через неделю после похорон она включила ноутбук.

10 мая 1999



- - - Наверх - - -


Добавить комментарий

Имя

E-mail

Комментарий

Контрольный вопрос:
Сколько будет: 20+7-9




Этот и прочие литературные материалы публикуются с ведома и по согласию авторов. Не нарушайте пожалуйста авторских прав, лучше напишите автору письмо.

© Ольга Ведерникова
© Дмитрий Ледяев, 1999-2000
ПорталО МосквеПолезные телефоныКартыРадиоБиблиотекаО проектеСправочник Москвича