ПорталО МосквеПолезные телефоныКартыРадиоБиблиотекаО проектеСправочник Москвича
 
Полезное
 

Сказка о наследнике

Организации
 
Архив
2012 2013 2014 2015 2016 2017




 

 

Сказка о наследнике

Назад   |   Алексей Ковалёв   |   Вперёд

Давненько же никто не рассказывал эту сказку. Обидно будет, если ее просто-напросто забудут, или переврут, или расскажут совсем по-другому - без любви и надлежащего уважения, неосторожно роняя слова на ветер. Поэтому попробую-ка я...

* * *

Жил когда-то на свете Король. «Что за король? - спросите вы. - Это имя такое «Король», или прозвище, или он и в самом деле был королем?» И то, и другое, и третье. Жил на свете король по прозвищу Король, а прозвали его так то ли потому, что звали его Королем, то ли потому, что правил он государством... Не стоит удивляться, потому как и плотника в этом королевстве звали Плотником, и сапожника Сапожником, и шута Шутом. К старости Его Величество стал призадумываться о наследнике. И было ему от чего задуматься, ведь королевы себе за всю свою долгую жизнь он так и не подыскал. После долгих бесед с Советником Король решился на простой, но несколько неудобный для монаршей особы шаг. Памятуя о грехах своей молодости (кто из нас не грешен?), Его Величество издал указ. В указе этом говорилось, что если какая-нибудь из его верноподданных сможет предоставить ко двору своего сына и доказать его августейшее происхождение, то будет жить она во дворце до самой смерти как королева, сын же ее займет трон Короля, как полноправный наследник престола. Что тут началось...

* * *

На следующий день после издания указа к дворцу Короля стали стекаться люди. Они толкались и сквернословили, теряли вещи и рассудок, смеялись и плакали, важничали и юродствовали, ели и спали у костров, заглядывали в окна дворца и карабкались на стены. Здесь ошивались мамаши с младенцами грудного возраста, матроны с целыми выводками «королевских» отпрысков, хилые юноши, хмурые верзилы, пьяные бродяги и почтенные старцы, годившиеся Королю в отцы. У каждого из них была своя, самая настоящая история о том, что однажды молоденькая девушка, невинная как сама природа, повстречала в лесу (в поле, на поляне, на постоялом дворе, на улицах столицы, на перекрестке дорог...) прекрасного Принца, который впоследствии стал Королем, после чего...

Королевские фрейлины тоже извлекли на свет своих сыновей, даже те из них, которые раньше старательно скрывали грехи своей собственной молодости. Во дворце поговаривали о том, что Первая фрейлина приобрела мальчишку у цыган за сто монет. Где же еще старая карга шестидесяти двух лет от роду могла взять семилетнего парня?

Под вечер у дворцовых стен появились дамы весьма характерной, не оставлявшей сомнений в роде их занятий, наружности. Эти не вели с собой никаких принцев, зато слышали бы вы, что они кричали... «Эй, Ваше Величество, - надрывалась одна, - может не стоит старых сыновей-то искать, давай новых нарожаем!» «Гарантия!» - вторила ей напарница. «Ага, гарантия, - девять месяцев!» - прыскали со смеху остальные.

Надо отдать должное Королю - ранним утром следующего дня он появился перед народом. Выйдя на балкон он хмуро оглядел собравшихся.

«Папа, - взвыли в один голос сотни «сыновей», - папка, папуля, отец!»

«Любимый, вот она я! - не отставали от их многочисленные мамаши. - Жизнь моя, я снова вижу тебя!»

Король брезгливо поморщился и спросил у Советника: «Они хотят сказать, что я со всеми ими переспал?» - и, не дожидаясь ответа, как заорал: «Стража, разогнать их, всех до единого, плетками, палками, чтоб глаза мои не видели!»

И даже когда пространство перед дворцом уже опустело, Его Величество все еще топал и плевался от негодования и брезгливости на своем балконе, скрипел зубами и произносил самые нехорошие слова, услыхав которые его мать наверное сгорела бы со стыда за своего сына. О, как хотелось Королю в этот момент иметь сына, пускай даже такого, за которого пришлось бы сгорать от стыда.

* * *

«Усыновить, что ли, кого? - размышлял король вечером, приняв успокоительные капли. - Все же лучше, чем совсем ничего. Глядишь, и привыкну со временем, и замечать перестану, что не родной...»

В дверь боязливо постучали.

- Кто там еще? - Его Величество устал сердиться и спокойно смотрел как в его спальню бочком втискивается сухонький старикашка. Король сразу вспомнил, что видел его в толпе. Вспомнил и то, что старикашка этот не кричал «папа!», и вообще ничего не кричал. Постоянно стоял среди беснующейся черни и делал вид, что происходящее вокруг его не касается. Стоял, стоял, а потом повернулся и заковылял прочь.

- Ты как здесь очутился? - поинтересовался Король. - Где стража?

- Спит стража! - ответил гость. - Набегалась за день, вот и спит. Умаялась. Караул устал - как говорится! Да и на что тебе стража? Меня прогнать? Так ведь я и сам уйти могу - ты только скажи...

Король сначала собирался закричать, выгнать непрошенного визитера прочь, казнить пару-тройку ротозеев-стражников, но вдруг расплакался самым неподобающим образом. Расплакался как дитя. Расплакался от жалости к самому себе, от безысходности, от обиды на весь мир.

Старик присел на краешек королевской кровати и принялся утирать королевские слезы уголком балдахина с таким видом, будто всю жизнь тем и занимался, что успокаивал престарелых плачущих монархов.

- Полноте, Ваше Величество, - приговаривал он при этом. - Вдруг кто увидит. такой большой Король, а плачет, как грудной младенец. Неудобно ведь получится.

И, - то ли от этих увещеваний, то ли от неподдельного участия, звучавшего в голосе гостя, - Король и вправду стал понемногу успокаиваться. Он уже не плакал, а только изредка шмыгал носом.

- Вот и хорошо, вот и славно. А теперь на боковую и баиньки, - старик взбил подушку и уложил на нее слегка сопротивлявшегося Короля. И вскоре тот спал безмятежным сном, каким не спал, наверное, с детства, с тех самых пор, когда вот так же заботливо и нежно его укладывала королева-мать. Старик даже стал напевать какую-то песню, которая до боли напомнила Королю его детские колыбельные. Тем слаще и приятнее было засыпать.

* * *

Проснулся Король от лучей утреннего солнца, пробравшихся сквозь занавески, и тот час же вскочил на кровати, припомнив события вчерашнего вечера. Старика в спальне не было. Его Величество уже стал подумывать, а не приснилось ли все происходившее ему. Слишком уж странными казались сегодня и вчерашние слезы, и этот неправдоподобный старик, и колыбельная... Король грустно улыбнулся. Вряд ли стоит ждать чего-нибудь хорошего от мира, в котором приятное только снится. Слишком невероятно было бы, если бы вчерашний гость вошел сейчас и пожелал ему доброго утра.

- Доброе утро, Ваше Величество, - раздалось у двери и ночной утешитель возник на пороге. - Не желаете ли позавтракать?

Давно уже Король не ел с таким аппетитом. Ел и поглядывал на старика, который стоял по ту сторону стола. Тот, в свою очередь смотрел на Короля, как, наверное, смотрит отец на вернувшегося блудного сына, поедающего барашка зарезанного по этому поводу.

- Ты кто? - не выдержал Король, утирая рот вышитой салфеткой.

- А я разве не говорил, Ваше Величество?

- Нет, не говорил. Но, - Король улыбнулся, - я очень надеюсь на то, что ты не мой сын.

- Избави Бог, - взмахнул руками старик. - Я ваш брат.

- Что?! - Его Величество даже привстал от неожиданности. - Какой такой брат?

- Молочный брат, - пояснил старик. - Ваша кормилица приходилась мне матерью, и вы младше меня на семь дней, Ваше Величество.

- Час от часу не легче...

* * *

Вечером того же дня оба они сидели у камина, закутавшись в теплые пледы и разговаривали так, словно всю жизнь не отходили друг от друга.

- Знаешь, - сказал старик, - а я ведь к тебе не просто так пришел.

- Жаль, - сказал Король. - Ко мне никто не приходит просто так вот уже... всю жизнь. Я думал, что может хоть ты...

- Ты не понял, я знаю, как помочь тебе.

- Правда?

- С чего бы мне врать? - старик, казалось, даже обиделся. - У меня ведь тоже никогда не было детей. Да и на что они мне, бродяге. Теперь мне жаль, но уже ничего не попишешь. Ты вот, оказывается, и при деньгах, вроде как и не урод, и жить тебе есть где, а все равно...

- Эхе-хе...

- Вот я и подумал.

- Да не тяни ты, - Король с трудом сдерживал нервную дрожь.

- Короче говоря, ты очень хочешь сына? Своего сына, настоящего наследника?

- Ты дело говори, мучитель. Что ж я по-твоему, дурака валяю?

- Да вот, понимаешь, тут какая штука. Я ведь не зря по свету столько лет слонялся. Людей много разных интересных видел. У меня, скажу я тебе, даже дракон знакомый есть, жуткий болтун. Бывает, как начнет что-нибудь рассказывать в три глотки, сам с собой спорит, одна голова другую поправляет - ничего не понятно, но ужасно смешно.

- Так, - решительно сказал Король, - или ты будешь говорить по существу, или я пойду спать. А к тебе могу придворного философа прислать. Он тоже ни о чем умеет по два часа кряду распространяться.

- Что ж, - решился старик. - Но предупреждаю: то, что я тебе предложу может заставить тебя отказаться от мысли о наследнике.

* * *

- Значит, говоришь, если я хлебну из этой бутылочки и скажу эти самые волшебные слова, то сам я помру, а на свет появится младенец, плоть от плоти моей, кровь от крови? Но я-то ведь этого не увижу! Я даже не буду знать, не обманул ли ты меня. Может это просто отрава. Нет, я не знаю...

- Вот видишь, испугался. Я ведь предупреждал, - старик покачал головой. - Да кому ты нужен, чтобы из-за тебя грех на душу брать! Отравить его хотят, видите ли. Да ты и сам скоро окочуришься, склеротик!

- Я должен подумать, - Король обхватил руками голову.

* * *

В окна уже светило утреннее солнце, когда старик был разбужен самым бесцеремонным образом. У его постели стоял Король собственной персоной.

- Давай, - сказал Его Величество.

- Что? - не понял старик.

- Бутылочку давай, и заклинание повтори. Я тут всех обо всем уже предупредил. Там повивальная бабка за дверью стоит, а регентом я министра назначил - надежный человек. А ты, если хочешь, можешь здесь жить. Я распорядился. Давай бутылочку!

- Погоди ты, шустрый какой! Тут ведь еще одна закавыка, даже две...

- Что еще-то, Господи! - взвыл Король.

Ну, во-первых, младенца бы надо назвать как-то.

- Как назвать? Королем он будет, как и я.

- Нет, - не согласился старик. - Надо чтобы отдельное имя было. Как у эльфов, к примеру, или у гномов.

- Какое же?

- Ну, скажем, Джонатан Чудесный...

- Нет уж, дудки! Скажи еще Сюсю Ласковый. Кто же будет любить и бояться короля с таким безвольным именем?!

- Тогда... как тебе нравится Рири Сердитый... нет, Рири Свирепый. Рири Свирепый Первый.

- Пускай так и будет.

- И вот еще. Я тебе сразу не сказал. Так уж получается, что одну молодую жизнь за одну старую никак не купишь. Нужно две.

- Где ж я тебе две-то найду? - Король чуть не заплакал.

- Не нужно ничего искать, - сказал старик. - Я согласен. Согласишься ли ты?

Его Величество на секунду замолчал и уже стало казаться, что он от всего откажется, но вдруг тихо произнес:

- Лучше и быть не может.

- Спасибо, - сказал старик.

- Тебе спасибо, - сказал Король.

* * *

Малыш, месяцев шести от роду, лежал в лучах утреннего солнца и размахивал пухлыми ручонками. Звуки, которые он издавал, свидетельствовали о том, что он здоров и доволен только что начавшейся жизнью. На коленях возле него стояли два старика.

- Зачем ты обманул меня? - спросил Король, не отрывая взгляда от маленького Рири.

- Затем, что я должен был увериться в том, что ты нуждаешься в наследнике, что ты заранее готов пожертвовать ради него жизнью.

- Мой сын, - сказал Король.

- Наш сын, - поправил его старик.

- Кстати, - встрепенулся Король, - а что это было в бутылочке?

- Ах, это? - лукаво улыбнулся старик. - Это был коньяк. Говорят, хорошо поддерживает силы. На самом деле достаточно было заклинания. Но я думаю, что немного спиртного тебе сейчас не повредит. Хотя, конечно, негоже молодому папаше напиваться с утра...



- - - Наверх - - -


Добавить комментарий

Имя

E-mail

Комментарий

Контрольный вопрос:
Сколько будет: 17+10-6




Этот и прочие литературные материалы публикуются с ведома и по согласию авторов. Не нарушайте пожалуйста авторских прав, лучше напишите автору письмо.

© Алексей Ковалёв
© Дмитрий Ледяев, 1999-2000
ПорталО МосквеПолезные телефоныКартыРадиоБиблиотекаО проектеСправочник Москвича