ПорталО МосквеПолезные телефоныКартыРадиоБиблиотекаО проектеСправочник Москвича
 
Полезное
 

Машка - Мама, тетя Фрида и дядя Йоси

Организации
 
Архив
2012 2013 2014 2015 2016 2017




 

 

Машка - Мама, тетя Фрида и дядя Йоси


(из цикла «Звери, люди и математика»)

Машка была еще маленьким крысенком. Она родилась в последний день Хануки на кухне у доброй тети Фриды в банке из-под огурцов. Проводив своим писком праздник, она потянула носиком солёный воздух. Впрочем, он не показался ей солёным. Почему? Ну, во-первых, потому что другого воздуха она в жизни своей не нюхала. А во-вторых, это её не очень интересовало. Ей было холодно, и хотелось есть. Она прижалась к тёплому животу своей мамы, напилась молока и уснула.

После этого потянулись дни. Молока хватало на всех (сколько было у Машки братьев и сестёр, она не знала, потому что не умела считать, и у мамы спросить не догадалась), а когда хотелось пить, можно было полизать кусочек яблока, который всегда лежал в банке.

Больше всего не нравилось Машке, когда её мама куда-то уходила. Обычно перед этим в банку протискивалась огромная рука. Это не была рука тёти Фриды - уж её-то запах был хорошо знаком. Мама забиралась по этой руке и исчезала. Тогда Машке оставалось только прижиматься к другим крысятам или обнюхивать кусочки хлеба, которые зачем-то бросала в банку тётя Фрида. В эти минуты Машка смутно припоминала, как мама брала эти кусочки и грызла их. Но машкины лапки ещё плохо слушались, да и в такой свалке не очень-то полюбопытствуешь.

Впрочем, однажды, когда мама в очередной раз куда-то ушла, Машка дотянулась зубками до одного из кусочков хлеба. От кусочка оторвалась маленькая крошка и попала прямо в ротик. Крошка оказалась очень вкусной. Нет, молоко, конечно, лучше, но для разнообразия...

Еще было плохо, когда сверху в банку заглядывала какая-то огромная морда с зелёными глазами. Эта морда дрожала, словно боялась обитателей банки, но от этого не становилась менее страшной. Внезапно она исчезала. Вернее, поначалу казалось, что внезапно. Потом сквозь стекло Машка стала замечать, как тётя Фрида, увидев, что морда заглядывает в банку, хватала что-то, что она называла словом "веник". Этого предмета обладатель морды боялся и убегал со страшной силой.

Иногда Машку брал на руки дядя, которого тётя Фрида очень любила и называла Чёртиком. Он разрешал Машке полазать по своей рубашке. Это просто замечательно - забраться за воротник и полежать там. Правда иногда дядя начинал смеяться или вставал со стула и в эти моменты Машку слегка придавливало воротником. Ну да ничего. Хуже было, когда её переворачивали животиком кверху и начинали рассматривать. Как будто живота не видели! Но тётя Фрида была доброй тётей и не могла сделать ничего плохого. Поэтому Машка верила, что так надо и молчала. Тем более, что после этого её обычно сажали обратно в банку, к маме.

Однажды тётя Фрида с дядей вытащили из банки маму и всех крысят и посадили их в большую клетку. В клетке было намного холоднее, чем в банке из-под огурцов. Правда, тётя Фрида постелила какие-то шуршащие кусочки, в которых можно было неплохо покопаться. Но найти братиков и сестричек, да и маму, стало труднее. К тому же, мама погрызла этих кусочков, и молоко почему-то стало невкусным. Тогда Машка протиснулась сквозь прутья клетки и отправилась искать свою родную банку.

О том, где её искать, Машка и понятия не имела. Она шла долго, потом упала вниз, опять пошла. По дороге она встречала самые разные вещи, которые можно было погрызть. Но вкусных среди них было мало. Да и наедаться было нельзя - кто не знает, как трудно идти с набитым пузом! К тому же Машка была еще маленьким крысенком.

Она нашла тот самый предмет, который тётя Фрида называла словом "веник". Он оказался сладковатым и совсем не страшным. Даже удивительно, как можно бояться такого.

Потом попалось то, что тётя Фрида надевала на ноги. Оно было очень мягким и действительно пахло тётей Фридой. Потом Машка часто рассматривала свои лапки и думала, не завести ли ей что-нибудь в этом роде. Но, в конце концов, решила, что лучше не надо, потому что тогда нельзя будет цепляться коготками за рубашку, а значит и за воротником не поваляешься.

Ещё Машка обследовала нечто странное. Она видела из банки, как дядя - тот самый, которого тётя Фрида очень любила и называла Чёртиком (кстати, другие люди почему-то называли его Витей). Так вот, из банки Машка видела, как дядя Витя иногда таскал это странное за хвост по всей комнате, или даже утаскивал за дверь. Оно при этом страшно орало и рычало, но почему-то не кусалось. Когда Машка погрызла ему хвост, оно никак не отреагировало. Надо будет спросить у мамы.

Что было дальше Машка никак потом не могла вспомнить. Обойдя всю комнату и не найдя своей банки, она пыталась добраться до двери и посмотреть, что делается за ней, но очень устала и, наверное заснула. Единственное, что сохранилось у неё в памяти - это то, что спать без мамы было очень холодно.

Проснулась Машка от испуганного голоса тёти Фриды. Она обнаружила себя в руке дяди Вити. А тётя Фрида ходила по комнате и осматривала все углы. После этого дядя Витя посадил Машку в банку к маме. Что, собственно, и требовалось.

Машка почуяла неладное, когда дома у тёти Фриды собралось очень много людей. Они громко разговаривали и мешали спать. Впрочем, мешали только если лежать головой наружу. А если подоткнуться кому-нибудь под живот, то ничего.

В банку опустилась рука дяди Вити. Но дядя Витя взял почему-то не маму, как обычно, а одного из крысят - машкиного братика, которого звали Ланцелот. Больше Машка никогда его не видела. Потом дядя Витя взял саму Машку. Машка попыталась как обычно забраться по рубашке к воротнику, но дядя Витя не дал ей этого сделать, а отдал другому дяде, которого он называл Йoси. Дядя Йоси позволил забраться по рубашке и завалиться за воротник. Только воротник у него был жесткий, не такой, как у дяди Вити. Но это было неважно. Неизвестно, сколько Машка спала до того, как дядя Йоси вытащил её из-за воротника и, сказав что-то тёте Фриде, посадил в банку. Машка тут же прижалась к маме и опять заснула.

Когда её разбудили снова, она лежала на руке дяди Вити, а дядя Йоси стоял у двери и копался в своей сумке. Потом дядя Витя вышел в коридор (кстати, только теперь Машка в первый раз в жизни увидела другую комнату). Дядя Йоси посадил Машку в карман и застегнул куртку. Было тепло, но уж очень непривычно. Дядя Йоси что-то сказал, ему что-то ответили, потом хлопнула дверь.

Интересно, куда это пошёл дядя Йоси? Но при попытке выглянуть из куртки, машкин нос обожгло страшным холодом. Ну ладно, поживем увидим. А пока можно изучить куртку. Тут тоже много интересного. Вот свитер, например.

Машкины исследования были прерваны сильным грохотом. Дядя Йоси сидел на скамейке и держал Машку на руках. "Нет, такой грохот не для меня" - подумала Машка и забралась в рукав.

Когда дядя Йоси снова снял куртку, Машка увидела незнакомую комнату. Она тут же залезла за воротник и стала глядеть по сторонам.

Дядя Йоси тем временем мыл банку. Началась новая жизнь. Ну что же, ведь Машка была ещё маленьким крысёнком...



- - - Наверх - - -


Добавить комментарий

Имя

E-mail

Комментарий

Контрольный вопрос:
Сколько будет: 14+14-8




Этот и прочие литературные материалы публикуются с ведома и по согласию авторов. Не нарушайте пожалуйста авторских прав, лучше напишите автору письмо.

© Владислав Перлин
© Дмитрий Ледяев, 1999-2000
ПорталО МосквеПолезные телефоныКартыРадиоБиблиотекаО проектеСправочник Москвича