ПорталО МосквеПолезные телефоныКартыРадиоБиблиотекаО проектеСправочник Москвича
 
Полезное
 

Хроники

Организации
 
Архив
2012 2013 2014 2015 2016 2017




 

 

Хроники


Диктис сполоснул в море руки, взял корзину с рыбой и пошел к хижине. Чей это огромный сундук у дверей? Рыбак поставил корзину в тени росшего у хижины кипариса и открыл дверь.

- Даная?!

- Тише! Ребенка разбудишь,- встав с ложа, вытолкнула хозяина наружу гостья.

Диктис снял гиматий, оставшись в короткой хлене. Широким жестом сеятеля он расстелил снятый плащ на влажной еще от утренней росы траве. Глухо стукнули, задев громадный сундук, зашитые в углы гиматия свинцовые грузики. Диктис жестом предложил девушке сесть.

- Прости, царевна, я не ждал гостей, и в доме у меня, как ты, наверно, уже заметила, ничего нет. Вот только корзина свежепойманной рыбы. Я могу быстро приготовить ее для тебя.

- Не это главное,- брезгливо сморщив нос и подобрав расшитую золотыми звездами полу голубого хитона, девушка грациозно опустилась на плащ рыбака.- Ты все так же красив,- вздохнула она, глядя на растерянного полуобнаженного юношу, замершего перед ней. - Ну, что стоишь? Займись рыбой, пока она не протухла. Да глянь в моем сундуке: там должны быть ойнохоя с вином и кое-какие сласти. И передвинь очаг! Не видишь, он дымит прямо на меня. Все так же красив и... глуп!

- Зачем ты здесь, царевна? - нахмурился рыбак.- Я не желаю больше быть твоей игрушкой.

- У меня теперь другая игрушка: вон спит в твоей грязной хижине, неужто не заметил?

- Ты хочешь сказать...- изумленно заулыбался Диктис.

- Я хочу сказать сразу, что не знаю, кто его отец, идиот! - зашипела Даная.- Неужели ты вообразил, что был у меня единственным? Когда мой полоумный папаша, испугавшись дурацкого пророчества, запер меня во дворце и стал отказывать всем сватавшимся ко мне женихам, он, наверно, вообразил, что я так покорно и умру старой девой. Ему и в голову не пришло, что детей умеют делать не только цари и принцы.

- Что же ты сказала царю Акрисию, когда родила?

Даная злобно захохотала.

- Я сказала, что сам Зевс пролился ко мне в спальню золотым дождем, и что Персей - плод нашей любви! И если дорогой мой папаша причинит нам с сыном малейший вред, сам Зевс покарает его.

- И Акрисий поверил?

- Разумеется! Поверил же он прорицателям, сулящим ему гибель от руки внука. Да и не было у него другого выхода: отказать стольким знатным женихам и потом объявлять внуком неизвестно чьего ублюдка? А Зевс, как-никак, завидный родственник.

- Но почему ты здесь, Даная? Неужели все же...

- Ишь, размечтался! Просто отец выставил нас с Персеем из дома. Ты единственный мой любовник, покинувший Аргос. Здесь, на Серифе, никто не знает и не подозревает о нашем знакомстве. Надеюсь, у тебя хватило ума держать язык за зубами?

- А кто б мне поверил? Все знают, что царь Акрисий держит дочь взаперти в башне.

- Уже нет. Вчера на закате воины отца бросили нас с сыном в этом вот сундуке в море. Потом ночью, тайно, выловили и доставили сюда. Этого никто из местных не видел. А ты, приготовив мне рыбу, пойдешь к своему царю Полидекту. Скажешь ему, что выловил сегодня утром в море сундук, а в нем оказались прекрасная знатная - не забудь это уточнить -женщина и ребенок. Ваш царь - известный бабник, да и молод, а я привыкла жить во дворце, а не в грязной хижине. Куда ты? Вряд ли царь Полидект встает в такую рань. У нас еще есть время и на десерт: иди же ко мне, чего ждешь? Персей спит, а потом тебе не скоро представится подобная возможность...




Сигнал тревоги выдернул Костю Шеева и Тимура Боева из прошлого.

- В чем дело, Тимур? - Костя сорвал с головы хроношлем. Тимур, рыча ругательства, безрезультатно пытался вырубить сигнализацию. Наконец рев сирены смолк, щелкнули сверхнадежные запоры, дверь мягко ушла в стену, и в комнату спокойно вошла девушка. Толстая русая коса короной венчала гордо поднятую голову с классически правильными чертами лица. Военный комбинезон наглядно подчеркивал не менее классические пропорции тела вошедшей. Огромные глаза из-под длинных дважды изогнутых ресниц зелеными лучами скользнули по замершим в креслах Косте и Тимуру и остановились на контрольном голоэкране, где сплелись в жарких объятиях Даная и Диктис.

- Ну что ж, я так и думала. На этот раз вы попались, мальчики, и крепко!

- Кто Вы, и как сюда попали? - опомнился, наконец, Костя, отключая голоэкран.

- Агент службы хронобезопасности Афина Павлова.

- Богиня! - ахнул в восторге Тимур.

- Чему радуешься? - цыкнул на него Костя, мысленно кроя себя последними словами. Он так долго и старательно подбирал слово, которое система воспримет, произнеси он его вслух, как команду на полное уничтожение всех данных, перебрал массу вариантов, чтоб это слово не могло прозвучать в случайном разговоре, приведя к непоправимым последствиям, и вот теперь, когда возникла надобность, не может его произнести! Костя рассчитывал, что у него будет несколько секунд, прежде чем агенты СХБ справятся с дверью, а на деле, как всегда, оказалось все не так. Агент уже здесь, и наверняка все происходящее записывается. - В чем нас обвиняют? - хмуро пробурчал Костя.

- В том, что вы оба - дикие хроники, разумеется, - усмехнулась Афина, садясь в освобожденное для нее Тимуром кресло.

- Это еще надо доказать! - не сдавался Костя.

- Я же здесь, не так ли? Запоры у вас, конечно, неплохие, но для нас они не проблема. Отследить вас было куда труднее, должна сказать. Или вы думаете, я здесь случайно?

- Не понимаю, как вам это удалось? Где мы засветились? - сдался Костя.

- Вы крупно прокололись с вашим последним детищем: мыслефильмом «Кощей Бессмертный». Неужели вы всерьез рассчитывали провести нашу службу столь наивным прикрытием? Понять, что «Кощей» не просто мыслефильм, не плод авторского воображения, а натурная съемка, для меня, например, не составило труда. Природа, воздух, люди - все с натуры. В этом фильме вы нарушили все мыслимые запреты. Мы знаем, что всегда существовали, существуют и будут существовать люди, которых не устраивают стандартные маршруты, незримое присутствие при исторических событиях, чужие эмоции и восприятие. Вы, хроники, ходите своими путями, и пока не слишком нарушаете основные правила, мы смотрим на вас сквозь пальцы. Конечно, периодически наказываем самых ретивых для острастки, любителей поизображать из себя призраков или полтергейст, попугать древних обывателей инопланетянами. Но вы двое - другое дело. Вы не просто нелегально мотаетесь в прошлое, но и посылаете дублеров, то есть присутствуете в прошлом не только зримо, но и материально, и даже имеете наглость участвовать в событиях, что категорически запрещено!

- Мыслефильм - не доказательство! - огрызнулся Костя. - Мы могли, вернее мы взяли антураж с какого-то стандартного турмаршрута во времена крещения Руси, искоренения языческих капищ. Что молчишь, Тимур, ты оператор или кто? Пусть докажут!

- Доказательство у тебя на лбу, - усмехнулась Афина. - Шрам от меча? Болит? Наверно, уставки защиты завышены?

- Удар был неожиданным, - смущенно пробормотал Тимур, не сводя с девушки влюбленных глаз. - Когда делают обычный мыслефильм, художник воображает героев, их действия, внешность, ощущения. Оператор записывает на кристалл куски фильма и позднее вместе с художником компонует мыслефильм. Причем в части ощущений героя как правило оператор делает отсылки к индивидуальным воспоминаниям зрителя. Например, если герой мыслефильма ест, пьет, обоняет или осязает что-либо ему уже известное, то конкретные ощущения берутся из памяти зрителя. Если зритель столкнулся с чем-либо новым для себя, он испытывает авторский вариант ощущений, пропущенный через определенные фильтры: у каждого зрителя свои пределы, допустим, болевые, моральные или религиозные. Нам для фильма нужны были полные эмоции, без ограничений и фильтров, так как «Кощей», как вы заметили, не плод фантазии автора, а в основном реальные события и ощущения Костиного сознания в теле дублера, специально сформированного в прошлом. Кто ж знал, что так выйдет, и на Костю устроют засаду? Хоть дублер и не человек, а только сотканная из полей оболочка, при помощи которой сознание хроника путешествует во времени, удар меча по голове Костя ощутил вполне реально. Вот стигмат и образовался.

- Сдаюсь, - махнул рукой Костя, видя, что его друг и напарник готов рассказать обворожившей его с первого взгляда нежданной гостье все, что только ее заинтересует. - Ваша взяла. Что нам светит?

- Зависит от того, какой выбор вы сделаете. Частичная амнезия с полной мыслеблокадой любой возможности хронопутешествий, даже официально разрешенных, с полной конфискацией аппаратуры или... вы оба переходите на работу к нам.

- К вам!? - восторженно взревел Тимур. Костя только вздохнул, глядя на друга, для которого выбор был очевиден и наказанием не являлся, так как Тимур потерял свободу и стал рабом с того мгновенья, как увидел Афину. А вот как быть ему? Что выбрать: свободу без любимого дела или любимое дело, но с ограниченной свободой?

- Как вы на нас вышли? «Кощея» мы издали под псевдонимом. Настоящие имена и адреса нигде не указывали. Хотелось бы знать, где мы прокололись.

- Это просто. Как вы думаете, мальчики, кто вам заказал «Персея»?

- Дьявол! - вскочил Костя и заметался по комнате.

- Гениально! - восторгу Тимура не было границ. - Вы сплели паутину, подбросили нам приманку и стали ждать, кто появится.

- Вот именно. Появились вы.

- Похоже, вы задействовали немалые силы, чтобы поймать нас, - позлорадствовал Костя.

- Нет, зачем? Мы знали, что дикие хроники, промышляющие вдобавок изготовлением исторических мыслефильмов, обязательно появятся на Серифе, чтобы заснять прибытие Данаи с младенцем. Эта сцена не случайно оговорена в примерном сценарии, который мы вам прислали вместе с авансом. Так что вы решили?




- Мать, мне надо поговорить с тобой.

- Опять будешь просить денег на своих гетер? Не дам!

- Пусть Диктис уйдет! Мне надо поговорить с тобой наедине.

- О чем? Да ты трезв сегодня? Ладно, Диктис, оставь нас с Персеем, зайдешь ко мне позже. Ну вот, сын, мы одни, говори. Надеюсь ты не собрался жениться на какой-нибудь голодранке?

- Я не такой дурак, каким ты меня считаешь! Да я, Персей, сын Зевса и Данаи, внук и наследник Акрисия, царя Аргоса, вынужден жить в самых дальних и жалких покоях царя Полидекта и сносить насмешки окружающих его льстецов и подхалимов. Я вспоминаю об этом каждое утро, когда мой единственный старый полуслепой и полуглухой раб приносит мне кувшин холодной воды для омовений. А вот ты все забыла, и тебя все забыли, кроме этого нищего рыбака, неизвестно почему снабжающего нас бесплатной рыбой.

- Замолчи, я не хочу этого слышать! Что тебе надо? И я, и ты уже тысячу раз просили Полидекта дать тебе воинов, чтобы отвоевать у Акрисия трон, но этот сластолюбивый недомерок одинаково труслив и скуп, а у нас с тобой денег на наемников нет.

- Плевать мне на Полидекта! Полидект не дал тебе воинов, когда был без ума от тебя, юной и цветущей. Сейчас, когда твоя кожа потемнела и покрылась морщинами, груди обвисли, а волосы поседели, он и слушать тебя не захочет. Но у меня есть решение нашей проблемы.

- Какое?

- Серифу нужен новый царь, причем такой, который к тебе- даже сейчас!- не равнодушен.

- Ты имеешь в виду себя?

- Нет, конечно, я говорю о Диктисе.

- Видать ты вчера лихо хватил! Небось опять пил вино неразбавленным?

- Как видишь, я трезв и говорю серьезно. Может ты и смирилась со своим положением, а я не желаю чахнуть на этом паршивом острове в нищете!

- Но ведь Полидект жив, здоров и может прожить еще долго. Убить этого труса невозможно: он в окружении охраны, еда и питье постоянно проверяется на наличие яда, он даже в спальне с девицами не остается один - специальная рабыня с отрезанным языком следит за его возлюбленными, чтобы не умертвили царя во время любовных игр и сна. Он и детей не заводит, чтобы не трястись потом за жизнь и трон, если наследнику станет невтерпеж.

- Я убью царя Полидекта.

- Как?

- У меня есть план. Вчера у меня были гости.

- У тебя? Гости? Ты хотел сказать «кредиторы»?

- Мои брат и сестра.

- Что еще за новости? Ты у меня единственный.

- У тебя, но не у отца.

- Какого отца? Что ты несешь?

- У Зевса, разумеется! Он же мой отец - это всем известно. Закрой рот, муха влетит. Все вокруг над нами смеются. Я уж и сам начал сомневаться в твоих словах. Даже начал подозревать Диктиса, уж больно он к нам неравнодушен. И вдруг вчера меня навестили Афина и Гермес. Отцу не нравится мое положение, но боги помогают только героям. Потому мне необходимо совершить подвиг, чтобы Зевс принял участие в моей судьбе.

- Во-первых, убийство царя Полидекта - не подвиг, а во-вторых, с чего ты взял, что у тебя были Афина и Гермес? Не хватало, чтобы какие-нибудь проходимцы втянули тебя в заговор против царя!

- Мать, перестань говорить глупости! Кто еще, кроме богов, умеет проходить сквозь стены, появляться посреди комнаты из неоткуда и исчезать в никуда? Кто знает твои мысли и поступки, твое прошлое, настоящее и будущее? Знаешь, я порой не понимаю, что мой отец Зевс нашел в тебе? Но довольно! Я пришел к тебе не спорить и ругаться, а для того, чтобы ты знала и понимала мои будущие поступки. И, конечно, поддерживала во всем, если хочешь вырваться из этой дыры и вернуться на Аргос, где мне суждено занять царский трон.

- Я не понимаю, что ты от меня хочешь, Персей?

- Я знаю, у тебя сохранились кое-какие связи в царском окружении. Мне необходимо совершить подвиг, но инициатива должна исходить от царя Полидекта. В этом случае дело изначально получит широкую огласку, и мне легче будет приблизится к нему, чтобы убить. Ты должна настроить окружение царя так, чтобы Полидект бросил мне вызов.

- Этот трус? Никогда!

- Ты не поняла. Я не собираюсь вступать в поединок с царем Полидектом. Я должен убить горгону Медузу!




- Ну что ж, коллеги, теперь, когда с формальностями покончено, получите свое первое задание. Я уверена, оно вам понравится.

- Отловить какого-нибудь дикого хроника? - хмуро поинтересовался Костя.- Типа: вор лучше всех знает, как поймать вора? Кстати, как быть с авансом? Нам придется его вернуть?

- Нет. Вам придется выполнить заказ, параллельно, так сказать, с основной работой. Дело в том, что в космическом отделе института времени проводился эксперимент, закончившийся весьма неудачно. Технические детали вам ни к чему, а суть эксперимента такова. Сейчас мы вынуждены в межзвездных перелетах погружать экипаж звездолетов в анабиоз, что не всегда оканчивается для людей без негативных последствий. Космический отдел разработал некое устройство, условно называемое хроноизлучатель, грубо говоря «консервирующее» время в заданном объеме. Причем ученые добились того, что в качестве объекта хронозаморозки могут быть только биологические объекты. Размеры хроноизлучателя были минимизированы настолько, что он вполне уместился в корпусе универсального корабельного робота. По замыслу ученых, данный робот, снабженный излучателем, после старта звездолета по команде капитана корабля «хронозамораживает» экипаж, а после прибытия в пункт назначения - «размораживает». Эксперименты в лаборатории института прошли успешно. Было решено продемонстрировать работу хроноизлучателя приемной комиссии на одном из стандартных космических катеров.

- И что произошло?

- А вот это нам и предстоит выяснить. Капсула с экипажем катера и три корабельных робота, один из которых был оснащен хроноизлучателем, просто исчезли. Скандал был жуткий. Мы чисто случайно обнаружили их. Вы уже догадались, где?

- Черт побери! - возбужденно вскочил Костя.- Неужто пресловутые горгоны, обращающие людей в камень?

- Одна горгона, Константин, одна. Медуза. Две другие не обладают подобной способностью. Они ведь - обычные корабельные роботы.




- Что-то они запаздывают. Надо мне было сопровождать Костю, а не загорать здесь одной.

- Не волнуйся, Афина, я слежу за вами. Они уже летят к тебе. Косте пришлось дать Персею несколько уроков полета. Не привык этот дикарь пользоваться антигравитационным поясом.

- Все шутишь, Тимур? Лучше приготовь контейнер для хроноизлучателя и лазер.

- Уже. Экранирующий биополе скафандр сейчас у тебя появится. А за ним и контейнер с лазером. Скажи, Афина, а почему на это дело ты выбрала нас? У вас что, проблемы с кадрами?

- Нет. Видишь ли, Тимур, у всех наших сотрудников установлена мыслеблокада, запрещающая перемещение материальных предметов во времени. У вас с Костей такой блокады нет, зато имеется соответствующий опыт - помнишь так называемый «хронолет», где твой друг прятал спасенную от смерти Василису?

- Во дела! Как много, оказывается, ты узнала о нас из этого мыслефильма. Хорошо еще, что сам излучатель установили в голове робота, а то пришлось бы кромсать Медузу в куски. То еще было бы зрелище!

- Да, повезло. Без источника энергии и основного устройства, установленных в корпусе робота, сам излучатель станет безвреден, а мы сможем вернуть капсулу и роботов назад. Кстати, перестань тайком целовать мои руки. Я однажды расследовала случай, когда оператор забавлялся с телом своей подружки-хроника, пока ее сознание путешествовало в дублере по злачным местам Древнего Рима времен Петрония. С тех пор я позаботилась, чтобы часть моего сознания оставалась в теле и контролировала его ощущения. Это создает некоторые неудобства, зато я за свое тело спокойна. А вот и наша парочка летит. Роботы все еще заряжают солнечные батареи, это хорошо: пока они «загорают», к ним проще подойти.




- Смотри, Персей, вот этот остров. Спускаемся. Видишь на берегу горгон?

- Вижу! Ну и страшилища! Гермес, почему они лежат, раскинув крылья? Они живы?

- Живы. Считай, что они спят. Запомни, ты должен отрубить голову только одной из них. У нее на груди нарисована медуза. Понял?

- Да, ты мне уже сто раз об этом говорил. А вдруг две другие проснутся и меня увидят?

- Не увидят. Афина даст тебе плащ, который скроет тебя от их глаз. Вон она нас ждет. Опускаемся.

- Черт! Какая досада, что приходится полагаться в таком важном деле на этого надменного самовлюбленного дикаря. Как он меня утомил!

- Что делать, Костя. Люди не могут перемещаться во времени. А дублеры - совокупность полей, разрушающаяся при приближении к непрерывно работающему хроноизлучателю Медузы.

- Да помню, Афина, ты мне говорила. Но досадно! Он меня просто достал своим нытьем и глупыми требованиями. Персей вбил себе в голову, что с помощью головы Медузы он эффектно отомстит царю Полидекту.

- Пусть только уложит ее в спецконтейнер, чтоб мы могли к ней приблизиться. Все же кое-какой остаточный заряд у нее возможен - ведь режим «хроноразморозки» не был использован. Главное, чтобы Персей не струсил в последний момент.

- На счет этого я не волнуюсь. Он так жаждет прославиться, отомстить всем своим обидчикам и стать царем Аргоса, что...

- Тише! Он возвращается. В контейнере что-то есть! И индикатор лазера почти на нуле. Он сделал это!




- Ну что, мальчики, устали?

- Есть немного. Надеюсь, подобные вещи у вас..

- У нас, Костя. Вы с Тимуром теперь агенты спец. команды СХБ.

- Хорошо, у нас. Какой команды?

- Случай с Медузой выявил необходимость создания спец. команды агентов, у которых отсутствует мыслеблокада перемещения вещей во времени. Пока в этой команде вы двое и я, ваш непосредственный руководитель. Вы рады?

- Могла бы и не спрашивать, посмотри, как сияет Тимур.

- А ты, Костя, не рад?

- Ну, тебя-то я уже знаю. И... да что там - конечно рад!

- Вот и чудненько! А как наш фильм?

- Движется. Честно говоря, я испугался за ваших дублеров, когда этот псих наотрез отказался возвращать лазер, антиграв, да еще пригрозил вытащить голову Медузы, если вы попробуете отнять их силой.

- Ничего, Тимур, пусть Персей пока погеройствует. А мы посмотрим, что у него получится. Глядишь и сочинять ничего не придется - правда жизни окажется интересней!



- - - Наверх - - -


Добавить комментарий

Имя

E-mail

Комментарий

Контрольный вопрос:
Сколько будет: 10+6-6




Этот и прочие литературные материалы публикуются с ведома и по согласию авторов. Не нарушайте пожалуйста авторских прав, лучше напишите автору письмо.

© Сергей Калабухин
© Дмитрий Ледяев, 1999-2000
ПорталО МосквеПолезные телефоныКартыРадиоБиблиотекаО проектеСправочник Москвича