ПорталО МосквеПолезные телефоныКартыРадиоБиблиотекаО проектеСправочник Москвича
 
Полезное
 

Детство, война

Организации
 
Архив
2012 2013 2014 2015 2016 2017




 

 

Детство, война

Назад   |   Михаил Левитин   |   Вперёд

5 марта 53-го года умер Сталин... А за 11 лет до этого, в тот же день умерла Лялечка, моя двоюродная сестричка...

Была, по рассказам местных жителей, одна из самых холодных зим. Топить было нечем. Ходили и спали в одежде. Лялечка простудилась. Заболела воспалением лёгких и умерла...

А была она мне - в наши-то 2-3-4 года - лучшим другом. Мы с ней ходили в круглосуточные ясли, сидели за одним столом, игрались в те же игры, и наши койки стояли рядом...

У неё были черные как у мамы в кудряшках волосы и большущие темно-карие глаза. И смотрела она на меня и на весь мир - в лице нянечек, воспитательниц, наших сверстников - тёплым любящим взглядом...

Все её любили, тянулись к ней, с ней никогда не ссорились, не отбирали игрушки...

Моя незабвенная сестричка видела по моим глазам, что я голоден, и отламывала мне кусочек своей булочки...


Серьёзные разговоры завязывались, когда всех детей одновремённо высаживали на горшки...

Мы с Лялей, конечно, рядом.

Ляля: - Проклятый Гитлер... сделал войну...

Все обращали к ней свои взоры. И начиналось...

- А мой папа бьёт Гитлера...

- А мой тоже...

- А мой папа лётчик...

- А моя мама медсестра...

- А мой дядя пулемётчик...

- А я видела верблюдов...

- А я видел ишака...

- А мой папа сделал стол... Красный...

- А моя мама вышила мне рубашку...

Ляля: - А я так скучаю по папе... Мама не знает где он... А ещё у нас унесло зонтик... Мы под ним с Мишей прятались... Ветер такой сильный подул и унёс зонтик... Мы ехали на поезде... Шёл дождь... Мы были все мокрые...

- А моя мама вчера так плакала... А почему, не знаю...

- А у Гитлера есть мама?

- Нет, наверно...

- А сын?

- Нет, наверно...

- Нет у него никого...

- Наверно...

- А наши освободили Смоленск... Мы там жили...

- Уррра! Уррра! - все кричат.

- И в Москве был салют...

- А в Москве войны нет?..

- Нет... Там Сталин живёт... Туда Гитлера не пустили...

- А мы плыли по речке... и там баржа плыла... Потом самолёт налетел на неё, и она загорелась... Я так испугался...

- А я видел, самолёты дрались... И один загорелся и вниз...

- А у меня родилась вчера сестричка...

- А ко мне папа проезжал... Он танкист... Он танки отсюда везёт на фронт...

- А Гитлера точно побьют... Так папа написал...

Сидят воспитательница Клавдия Ивановна и нянечка Авдотья, и тихонько плачут...

И я с ними (сейчас)...


Пишет Яша.

"... там мы впервые за месяц у людей поели горячего борща, и я выпил 12 стаканов сладкого чаю... чуть не лопнул..."

"Там" - это хутор Пимоночерни!..

А до него был Киев, откуда мы на барже шли вниз по Днепру, удирая от Гитлера..."Семья-то большая, да..." Папы и дяди остались защищать наш город... С нами едут два моих дедушки. Две бабушки, две мамы и двое малышей... А я уже взрослый... Мне 11 лет...

"Яша, подай Лялины штанишки..."

"Яшенька, отнеси горшок..."

Яшенька, Яшенька, Яшенька... А мальчишки зовут играть. Хоть и тесно на палубе, а в сыщика играть можно... Одна команда прячется в толпе, другая ищет... На нас все ругаются, что бегаем, толкаемся... Научили меня мальчишки курить... И науськивали "одолжить" у деда махорки... И я"одалживал"... Но быстро меня деды разоблачили... После этого от себя не отпускали... Нянькою работал...

Мне папа перед отъездом подарил на бор инструментов для резьбы по дереву. Я с ним не расстаюсь... Иногда вытаскиваю по ночам торбочку, разворачиваю бумажку, беру один резец, трогаю лезвие... Острое... Не притупилось! Я ещё поработаю!.. Я даже знаю как... Папа ведь делал мебель... И я смотрел, как он ловко работал, пилил, строгал, а потом вырезал узоры... Он сделал письменный стол из красного дерева, и диван... Мы однажды всей семьёй проходили мимо одного магазина, и там маме понравился один диван. Папа зашёл в магазин, поговорил о чём-то с продавцом, потом взял метр и измерил размеры дивана... А потом сделал точно такой... А может и лучше... А за столом я учился... И папа сказал, что стол будет жить долго и что его внуки (т. е. мои и Лялины дети) будут на нём учиться... А еще он водил меня в больницу, по палатам... И в большом зале... Там он столярничал, делал окна, двери... Он гордился этим... Но самое интересное было, когда папа показал нам катер, который стоял на стапелях на Турхановом острове, на Днепре... Катер ещё не был готов к плаванью, но папа обещал нас покатать, когда закончит строить катер... Это было в мае 41-го года... А 22 июня началась война...


Когда в воскресенье утром, 22-го, все проснулись от гула самолётов, папа сказал:"Мы все этого ждали..."

Он встал, оделся, попрощался с нами и ушёл. Больше я его не видел...


... А после 12 стаканов чая немудрено и уснуть, и проспать полдня, ночь и пол-утра...

А проснувшись, Яша не понял где он... Мама сказала, что он кричал во сне, звал маму и Лялечку, и разбудил её... И она заплакала...

Яша покраснел, посмотрел на маму и Лялечку, задумался и сказал:

- Я видел во сне ту баржу... что горела... людей в воде... они кричали...

- Мама обняла Яшу, он успокоился...


За маленьким столом в маленькой комнатке, где они живут с дедушкой Гришей, папиным папой, собралось всё семейство. Пришли и дедушка с бабушкой - мамины родители, тетя Слава с Мишей, он младше Ляли на год... А еще папины две сестры с детками...

На столе стоит большое ведро варёной кукурузы.

Дедушка Гриша вытаскивает из кармана своего пальто торбочку, долго развязывает её под терпеливыми взглядами всех присутствующих, в особенности детей. Будто совершается таинство...

Из торбочки дедушка бережно вынимает белое в синюю полоску покрывало, и резким движением рук накидывает его себе на плечи. Из той же торбочки он вынимает красивую расшитую тюбетейку, кипу, и одевает её на голову... В руках появляется небольшая книжица. Он открывает её и начинает читать... О боге, о благодарении ему за то, что выжили, за то, что на столе есть ведро кукурузы...

Никто не решается первым протянуть руку за кукурузкой. Дети ждут пока дедушка с бабушкой возьмут первыми. А те сидят молча и как-то странно задумчиво смотрят на ведро. Потом Яшина мама вручает каждому ребёнку по кукурузке. Детвора дружно орудует челюстями... Вмиг они справляются с одним початком и тянутся за другим... Им подают ещё, и ещё, и ещё...

А взрослым остаётся по одному початку...


Яша примостился на диване, где спал, вытащил из своей сумки маленькую школьную тетрадь и карандаш.

"Здравствуй, Ира! - написал он. - Где ты? Я на хуторе Пимоночерни. Очень далеко от Киева.

Мы тогда на барже доплыли до какого-то городка и нас высадили с баржи. Капитан сказал, что дальше плыть опасно, что немцы высадили десант под Днепропетровском, куда мы направлялись.

Нас посадили на открытую платформу. Было холодно ночью. Но если бы ты видела, какие звёзды над головой! В Киеве таких не увидишь. Немного страшно, когда потемнело. Мы обнялись все и спали.

А утром так красиво! А потом было очень жарко. А потом пошёл дождь. Лялю и Мишу накрыли зонтиками, и я с ними, а взрослые все были мокрые. И вот сильный ветер вырвал из рук моих зонтик... И мамы так плакали... И мы с ними... Лялька так испугалась, так долго не могла успокоиться.

Мы так ехали целую неделю. Часто останавливались. То к одному составу прицепят, то к другому... Много людей с нами ехало. Кто- то сказал, что мы едим в Ростов-на-Дону. Но потом мы и туда не доехали. И там уже был десант. Нашу платформу подсоединили к другому поезду, и мы поехали.

Наконец, мы сошли с платформы. А город возле Сталинграда. Нас взяла к себе одна семья. Они казаки. И живут здесь, в Пимоночерни.

Вот так.

До свидания, Ира!

Яша




Да, знаешь, я так не хотел уезжать из Киева... И дедушка тоже. А мама ему сказала, что если мы не уедим, прийдут немцы и меня, Лялю и маму расстреляют. Она сказала: - Миша (это мой папа) - коммунист... Ну и что? Что он им сделал такого плохого?! Он очень добрый, хороший! И что им до меня и Ляльки?! Им что, не жалко детей?!

Да, дедушка согласился.

А я знаешь почему не хотел уезжать? Ты же оставалась... А помнишь, как мы сидели у костра?

Война скоро закончится, мы победим и я вернусь..."


"Дорогая Ира! Прошло очень много времени, прости, что не писал. Я сейчас живу в Андижане. А приехал я сюда сам... меня как посылку перевезли сюда железнодорожники. Да, вправду! Немного страшно было, но добрался... Ты спросишь, почему переслали.

Расскажу тебе сейчас.

Из Пимоночерни мы уехали. Сказали, что немцы даже туда приближаются, они как будто за нами охотятся, а мы убегаем... Мои два дедушки собрали совет семьи и решили ехать в Ташкент. Там какие-то наши родственники живут, а я даже никогда о них не слышал... Мне было очень интересно с ними познакомиться... Вот мы и поехали.

Нет, я забыл... Мы вначале сели на пароход и поплыли по Волге в город Куйбышев. Пароход назывался Чичерин, по имени дипломата Чичерина... Классно было на пароходе. Я всё время бегал на палубу смотреть на воду и берега... Так красиво!.. А под Сталинградом я видел верблюдов, они везли упряжку груза. Много их там было...

А вот потом поехали в Ташкент, к узбекам. Да, в Куйбышеве видел ишака... Такая маленькая лошадка. Маленькая, да работящая, на ней ездят... но медленно...

Ехали мы в Ташкент на поезде... а вокруг пустыня, пески кругом... Столбы вдоль дороги. А на столбах орлы сидят... Так долго ехали, без конца...

Приехали, и нас встретил дядя Илюша. Он посадил нас на арбу - так здесь телега называется, и нас повёз ослик...

Хозяин дома старый узбек, хороший... У него сад, он нас угощал урюком и орехами...

И я пошёл в школу, в 5-й класс... А ты тоже ходишь в школу или прячешься в подвале от немцев? Все ведь школы позакрывали или разбомбили... А тебе страшно, Ира? Как хочу получить от тебя письмо.

Знаешь, тогда, в воскресение, когда война началась, за нами родители приезжали в лагерь, хотели нас забрать? Помнишь? А я не уехал. А знаешь почему? Ты ведь сказала, что остаёшься, и я решил остаться... А папу моего помнишь? Он был в коричневом костюме...

А потом за мной через неделю приезжала мама, и мы все уехали, лагерь закрыли... И папы уже дома не было, он ушёл на фронт... Я так хочу узнать, где он... Писем нет, и мы так волнуемся...

Так вот, я пошёл в 5-й класс. Наша школа рядом с Аллайским базаром... Такого в Киеве нет... Столько всего! Мы туда бегали весь день... Пробовали всё подряд, и яблоки, и сливы, семечки, абрикосы, орехи. Но не покупали. Они узбеки нас уже приметили и больше не разрешали пробовать... Хорошо было.

А потом пришла зима. Очень было холодно. И топить нечем... И плохо с продуктами стало... А в Андижане живёт моя тётя, сестра моего папы. И вот меня к ним отправили на поезде... Здесь тепло, они получают норму угля... А мама осталась с Лялечкой.

И вот сегодня приехала мама за мной и сказала, что Лялечка умерла... От холода... И я отсюда уезжаю.

Потом напишу где я.

До свидания, Ира!

Яша




А мне как раз в ту ночь снился сон, будто мама за мной приехала...


Здравствуй Ира!

Мы сейчас живём в Сибири, в селе Краюшкино. Мы приехали к т. Лиле, сестре моей мамы. У неё дочка Галя, ей 7 лет, и мы дружим. Она моя двоюродная сестра.

Меня определили в 5 класс.

А тетя Лиля доктор. Она проверяет солдат, кому идти на фронт, а кому нет.

Однажды к нам приехал на санях с настоящими лошадьми дядя Миша, т. Лилин муж. И с ним был его адъютант (помощник). Д. Миша полковник танковых войск! Он приезжал тут недалеко за танками, будут их на фронт перегонять... Он служит в Москве, в самом главном штабе...

Они такие шумные, весёлые. Привезли столько продуктов, вкусных вещей...

У нас недавно что-то случилось с моим дедушкой, по маме. Его положили в больницу. Он вроде не больной, но взрослые чем-то опечалены. Он что-то сделал не то... Приходили военные, что-то искали в доме... Потом мне Галка по секрету сказала (она слышала, как взрослые говорили), что дедушка принёс с работы пакет муки и мёда... Мне так понравился мёд! А из муки баба Харитына (д. Мишина мама) спекла блины... И мы с мёдом их наворачивали...

У нас столько снега! Холодно... Ели большие. Ходил на лыжах! Здорово!

Так вот за ту муку и мёд дедушку хотели посадить в тюрьму... Не знаю почему... Он ведь не продал, а нам, детям - принёс... Наверно, нельзя... Он в пекарне работает... И он в больнице... И взрослые говорят, что нам надо отсюда уезжать... Да, в военное время, я слышал, нельзя ничего с работы брать... Мне так не хочется уезжать отсюда. Я подружился с Тамарой... Но ты, Ира, мой первый друг!

До свидания! Напишу с нового места.




Здравствуй Ира!

Скоро мы уезжаем отсюда. И отгадай, куда мы едим... Домой! В Киев!!!

По радио сказали, что Киев освобождён от немцев, значит, можно возвращаться! Жалко, умерла моя бабушка, мамина мама, её звали Ента - Анюта, не дожила до этого...

А сейчас мы в Киргизии. Живём у наших родственников. Они как мы эвакуированные. Дядя (так его зовёт мама) такой добрый, весёлый, уже пожилой... Всё время шутит, и смеётся. А сын Нёма, ему 16, он мне помогает со школой. Он меня так хорошо подготовил, что я пошёл и сдал экзамен за 5 класс, и меня взяли в 6. Я же с этими переездами не занимался по-человечески... Ну вот... А летом мы с мамой работали на кирпичном заводе. Рабочие - формовщики формуют кирпичи, я мы ходим и их переворачиваем с одной стороны на другую, чтобы сохли быстрее. Мы всегда с мамой перевыполняли норму, и за это нам в столовой давали двойную порцию молочного супа с макаронами...

У нас огород, но не такой что много овощей, а только одна кукуруза. Мы с мамой целое ведро можем съесть за раз... А варили на печке Гофмана, на которой кирпичи обжигают... И на улицах печки стоят, только топят не дровами а травой - курай-трава. Растёт она в горах Тянь-Шаня... Красиво смотреть на горы... Мы ходим с мамой и косим эту траву, потом сушим, а потом ею и топим... Ты даже не представляешь, сколько блюд можно сготовить с кукурузы и свёклы! Котлеты, борщ, блины, пироги... И всё очень вкусно! Я тоже кое-что сам могу сготовить. Приеду, обязательно тебя угощу...

До скорой встречи!

Яша




Итак, Яша и семейство вернулись в Киев, разрушенный войной. Их домик уцелел, уцелели и сделанные папой диван и письменный стол. Но вот с Ирой он не встретился, он её не нашёл...

Стали Яша и мама жить вдвоём, ждать папу с фронта. Но однажды к ним пришли и принесли письмо от папы. Это было письмо-прощание. Написал его Миша с концлагеря. На следующий день его расстреляли.

Об этом письме и о Яше-взрослом поведано в рассказе ПИСЬМО, в книге ИГРА БЕСКОНЕЧНАЯ.

Яшу определили в ремесленное училище, где он жил на всём готовом и учился на рабочего - механика. А потом Яша решил быть офицером, как его папа служить в армии, защищать свою страну от будущих врагов... Он учился в Томске, и вот там однажды встретил Тамару, с которой подружился в эвакуации...

По окончанию училища, его послали служить на далёкий Сахалин, был он артиллерист-зенитчик... Учился и служил очень хорошо!

А потом демобилизовался и вернулся в свой любимый Киев. Возил он людей с города в Аэропорт и обратно, и рассказывал им о Киеве...

Недавно Яков Моисеевич умер. Он ещё после Сахалина занемог сердцем, всё это время болел, и в результате, в один прекрасный момент оно отказало.

Прожил Яша свои 70 лет хоть и трудно, но интересно. Всем интересовался, любил детей, друзей, родных и своё прошлое...

Он мне и рассказал о своём и немного о моём и Лялином детстве - ведь мы были с ним почти всё то тяжёлое военное время.

Пусть земля тебе будет пухом!

Мы помним о тебе!

Ты заслужил - очень добрый и добросовестный человек!



- - - Наверх - - -


Добавить комментарий

Имя

E-mail

Комментарий

Контрольный вопрос:
Сколько будет: 14+13-10




Этот и прочие литературные материалы публикуются с ведома и по согласию авторов. Не нарушайте пожалуйста авторских прав, лучше напишите автору письмо.

© Михаил Левитин
© Дмитрий Ледяев, 1999-2000
ПорталО МосквеПолезные телефоныКартыРадиоБиблиотекаО проектеСправочник Москвича